Дети сироты в психиатрической больнице

16 ноября 2012г Владыка Филипп побывал в детской психиатрической больнице. Мы попросили его поделиться впечатлениями, узнать с какой целью он туда ездил.

Со слов Владыки он был удивлен, что он там увидел. Он просил в интервью не указывать фамилий, имен, ни адреса учреждения.

 

— Владыка! С какой целью и почему вы поехали в детскую психиатрическую больницу?

— Мы уже в течение 15 лет работаем с детскими домами и с детьми-сиротами г. Новосибирска и Новосибирской области: в общей сложности опекаем около 30 детских учреждений. И очень часто бывает так, что приезжаем в детский дом и не видим некоторых детей, с которыми уже были знакомы.

Начинаем спрашивать у воспитателей и детей, а они говорят, что они сейчас находятся в психиатрической больнице. Таким образом, мы и вышли на психиатрическую больницу.

И когда мы туда приехали, то узнали, что там были не только дети-сироты, но и домашние дети, и дети, находящиеся под опекой и попечительством родителей.

 

— Владыка! По какой причине дети попадают в психиатрическую больницу, тем более дети–сироты?

— На сегодняшний день в одном детском психиатрическом отделении находятся около 40-50 детей и около 20 детей – во втором отделении. Когда мы туда вошли, то многие дети нас узнали, встретили, т. к. мы до этого приезжали к ним в детские дома. После разговора с детьми прояснилась ситуация, как они сюда попали.

В этом заведении детей можно подразделить на три категории:

1-ая категория – это домашние дети: дети, имеющие родителей. Эти дети действительно попадают сюда или с психическими расстройствами, или в детском возрасте уже «подсевшие на наркотики», или вовлеченные в токсикоманию.

2-ая категория – это дети, которых взяли под опеку из детского дома приемные родители. Вот здесь – самая и беда. Со слов медсестры этим летом более 20 детей были направлены приемными родителями в это отделение.

 

— А в чем проблема?

—Родители взяли детей из детского дома, ежемесячно получают за них неплохие деньги, а эти дети по два месяца находятся в психбольнице. Да просто жалко детей!

3-я категория – это дети из детских домов. Именно они попадают сюда почти профилактически или за какие-либо нарушения.

 

— Владыка! А вы можете привести какие-либо примеры, из-за чего дети попали в эту больницу? Почему дети-сироты попадают туда?

Владыку тоже интересовали эти вопросы, и он задал их детдомовскому мальчику, который в это время как раз находился здесь в качестве пациента. Вот что он ответил:

— Когда кто-нибудь убегает из детского дома или бывают драки, кто-то выпил, то их отправляют на 40 дней в детскую психиатрическую больницу.

 

— Владыка Филипп, совершаете ли вы в детском отделении требы, таинства? И как проходят встречи с детьми?

— Первоначально мы приезжали в детское отделение, пытаясь совершить таинство Крещения. Но был один случай, после которого мы поняли, что таинство здесь совершать, если и можно, то индивидуально.

Приведу такой случай. Собрали детей на таинство Крещения, начали читать чин оглашения, и как только начали освящать воду, то одна девушка (до этого на вид очень тихая и спокойная) вдруг начала бесноваться: бросилась на нас и выбросила таз с крещенской водой на землю, и в течение всего таинства очень много было буйных. И мы поняли, что в таких заведениях таинства Крещения или Причастия совершать нельзя: разве только ради страха смертного.

Или ещё случай: идем, окропляем детей святой водой, и вдруг одна девочка подбегает, хватает крест на шеи у священника и начинает его кусать – еле её оттащили, а другая просто обняла батюшку, плачет и ничего не говорит.

Поэтому мы в таких больницах всегда проводим беседу с детьми о православной вере, православных праздниках, раздаем иконочки, читаем с ними молитву «Отче наш» и окропляем их святой водой.

Но там надо быть всегда осторожным и быть начеку.

Был случай на Пасху: раздавали пасхальные яйца детям, а они как увидели их, как все разом набросились, – секунды – и… пустота, а потом смотрим – кто-то ест их прямо со скорлупой.

 

— Владыка! А как вы считаете, стоит ли священнослужителям приходить в такие заведения? Есть ли в этом нужда?

— Если вспомнить прошлое, тяжелую ситуацию в нашей стране, то Церковь помогала этим детям просто материально: доставляли продукты, вещи, готовили одноразовые обеды. Да и сектанты были повсюду, слава Богу, в настоящее время в наших детских учреждениях их нет. Помимо детского отделения здесь находятся несколько корпусов и для взрослых, но с ними – все намного сложнее – я туда не хожу – только один раз был, когда вызволял оттуда выпускницу — детдомовскую девочку.

И все же приезд священника, а для моих детдомовских детей не просто священника или Владыки, а приезд родного и близкого человека, дает им какую-то отдушину, надежду, спокойствие.

Дети передают письма, записки для воспитателей, родных. В свою очередь мы привозим передачи от братьев и сестер.

Важным моментом является то, что ребенок-сирота видит, что он оказался в закрытом заведении, и батюшка или Владыка его не бросил, а приехал к нему.

Они даже там между собой говорят (может, просто хвастаясь по-детски):

—Это Владыка ко мне приезжал, потому что я его знаю. Как потом показывает практика, когда этот ребенок выйдет из больницы или покинет стены детского дома, то священник является для него большим авторитетом: он в беде его не бросил.

И ещё маленький секрет поведал Владыка: в детское психиатрическое отделение, совершая тайно доброе дело, ходят несколько батюшек, но о них никто не знает, и они стараются не кричать об этом.

Поэтому мы считаем, что в такие заведения нужно приезжать обязательно! Чужих детей не бывает! И вы даже не представляете, как они нас там ждут!

 

One thought on “Дети сироты в психиатрической больнице

  1. Владислав
    19/11/2012 at 20:57

    Владыка Филипп засвидетельствовал тяжелую правду о том, как беззащитных детей-сирот взрослые псевдопопечители сначала пугают «…будешь плохо себя вести, тогда отправим в психушку» и самое страшное в сговоре с психиатрами наказывают детей, закрывая их в психушку для профилактики чтобы проучивав зачастую просто шаловливого здорового ребенка. Знаю, сам работал воспитателем в дет.доме, что такая злая практика есть и процветает. Детям наносится страшный вред и душевная боль на всю жизнь. Надо остановить этот беспредел и законодательно защитить права детей-сирот. С уважением к трудам епископа Филиппа, Владислав Захаров. Тверь.